Манга 3000 Сапфиров | 3000 Saphires

Вы когда-нибудь уходили в мир своих грез настолько сильно, что реальность отходила на второй план?
  
Реальность оказалась не так реальна для маленькой Бетти, когда она погрузилась в Вондерленд своей любимой книги под названием "3000 Сапфиров" Она настолько была увлечена тем миром, что обыденная жизнь перестала ее хоть как-то интересовать, как и люди в ней. Единственные, кто ей и правда были нужны, это Кристофер и Тристан - двое мальчишек, с которыми она познакомилась в мире из ее сознания. 
Но, может, вымышленный мир не такой уж и нереальный? Может он еще более возможен, чем ее реальная жизнь? 

Пока ничего нет, добавить цитату
Пока ничего нет, Написать рецензию
Пока ничего нет, Обсудить

Задавайте вопросы, обсуждайте героя, конкретные детали

Пока ничего нет, Начать дискуссию


Внимание! Эта манга может содержать ненормативную лексику, сексуальные сцены откровенного характера, а также художественное изображение жестокости и насилия и ux cлoвecныe oпucaнuя.

Похожее

Кто живет под мертвецами?
Кто живет под мертвецами?
ПРОЕКТ ЗАМОРОЖЕН

Магия непостоянна, хаотична и капризна. Следовательно, никто и никогда (кроме болтливой пьяной мойры) не знает, что на самом деле произошло вчера и что грядет завтра.
Именно поэтому, если бы Лисаветта знала, во что выльется ее очередной самовольный отпуск (работать с сумасшедшим, охваченным Творческим Зудом, весьма выматывает), она не отказалась бы в тот день тихо-мирно и почти без нанесения увечий писателю редактировать его злополучный роман. Но увы, не обладая даром предвидения, а лишь скромно владея правилами грамматики, Лисаветта не могла даже подумать, что невольно запустила цепь событий, ведущих к уничтожению Всепространств: хранитель Хеллгредх (хранитель такой же сомнительный, как и писатель), ведомый голосом чёрных китов, вот-вот должен найти бога, который, казалось, никак не мог родиться, и привести в мир хаос, до того надежно запертый за Великой Стеной.
Количество закладок
В процессе: 4
Прочитали: 1
В любимых: 1
Добавить похожее
Похожее